17:41 

Мое спасение и искушение

hohengron
Никак, кроме как на Хохенгроне
Молчать под тишину июля – это волшебно, особенно, когда падает колкий лёд с острых крыш. Мы забудем абсолютно весь мир непотребный, стоя на карнизе одной из них.
Ты не убежишь?
Мы будем держаться за руки, тебе обещаю. Давай на время забудем про плюсы и минусы? Сейчас я тебе свои чувства на век заверяю, чтобы нечего было хоронить за плинтусом.
Тебе не нравятся прикосновения рук чужих? Я сделаю все, чтоб они стали тебе родными. Мои глаза не сияют, как охапка слов пустых, но ради тебя они попробуют стать счастливыми.

Давай будем думать, что Экзюпери писал не про нас? Что я не блондинистый принц твой, ты мой вовсе не лис. И колыхание наших чувств им урок преподаст, никто никого из нас не приручит. Мир для нас чист. Никто никого отныне и вовек не покинет, никто не станет ни по кому потом горько плакать. Мы будем вместе смотреть на небо темно-синее, тогда никто с него не будет стремительно падать.

Ты прав, мы вспыхнем, друг на друга чувствами надавим, и сожжет тот заледеневший город наш силуэт. Но я не погибну, тебя не посмею оставить, мы вместе споем даже самой страшной смерти дуэт. Я буду писать тебе ответы, руки бинтовать — меня кровь совсем ведь не пугает, ты не подумай. Но отныне я не позволю тебе тело терзать — мою кровь забери для воплощения задумок. Я не потяну тебя за собой в персональный ад, но если хочешь, то за мною иди, мой хороший. Нас, правда, я уверен, сразу оттуда исключат, и мы вновь будем гулять по шатким крышам прохожих.

Я руками коснусь твоей мертвенно-бледной щеки и мягко научу тебя вновь слегка улыбаться. Несмотря на боль, шаги наши будут очень легки... Кто знает, быть может, мы даже сможем засмеяться? Ты вовсе не погасший, просто немного потушен. Позволь же мне снова разжечь в душе твоей огонь? Ты ради меня обещал вспыхнуть, других не слушай, я постараюсь чувствами принести тебе покой.

Мое спасение и искушение,
ты знаешь, я завидую необъятной силе твоей мысли. Ты далеко, мне больно, обидно, я заплетаюсь... Неужели мои чувства настолько прокисли? Но я знаю, мне точно будет приятно до дрожи — твои пальцы на грубых изгибах моего тела. Я тоже хочу забраться к тебе, под самую кожу, чтобы воспоминание о боли улетело.

Я влюблен в сочетание несочетаемого и так счастлив, что ты, как никто, понимаешь меня. Еще я на россыпь метафор все время уповаю, наслаждаюсь, что ты отвечаешь тем же день ото дня.
Твоя душа в моих руках, а моя — в твоих крепких. Обменялись, отдались. Может, нам станет теплее. Я не дам тебе запереться, разлететься в щепки. Мы поделим пустоту. Поверь, не будет сложнее. Я восприимчив к чужим голосам, и я думаю, что твой негромкий и хриплый мне будет только в радость. Если можно, я тебя с наслажденьем послушаю... Позволишь мне раствориться в тебе самую малость?

Представляешь: ты и я лежим на плоской крыше, рука в руке, другой ты указываешь на звезды. Холодно. Пар изо рта, и мы с тобой слабо дышим. Мы больше не встанем, а день тот будет самым пестрым.
Время снова замедлит свой шаг, а солнце уйдет вспять; ты будешь шептать мне что-то несомненно приятное. Я сожму твою руку в своей, мне захочется спать... Но я расскажу тебе про небо необъятное. Ты попробуешь со мною слово "хорошо" на вкус, я дам тебе ощутить его мимолетную сласть. Замедлится на пару мгновений наш общий пульс, в мир доброго в красивом мы с тобою сможем впасть.

Песнь про птиц будет длиться, пока не сорву дыхание. Прости, я кашляю ужасно много и до крови. Боюсь испортить наш нежный момент замирания, боюсь испачкать болью и ярким цветом пунцовым.
Я людей немного умею читать, мой разбитый, я вижу под слоем шрамов твой хрупкий и сильный мир, одинокий, потертый, смелый и кем-то забытый. Хочу доказать, что в жизни ты — не лишний пассажир.

Ты свет, а значит, не смогу никогда я обжечься, но легко сгорю дотла, лишь бы ты продолжал сиять. Главное, чтоб когда-нибудь мы смогли пересечься и наконец отучились кого-то вечно терять.
Помни, что однажды вместе с рассветом умру и я, но это, безупречный, ни твой, ни мой вовсе не плюс. И все же будет прекрасно, когда, словно от огня, разбегутся в стороны люди, смотря на наш союз.

Две дороги в никуда — твоя, моя — пересеклись, и мы смогли найти наш на двоих меридиан.

Прошу, ты сейчас не думай, а со мной соприкоснись:
Я чувствую тебя сердцем, мой самый сильный дурман.

Автор Just Sutcliff ficbook.net/authors/102777 (разрешение на публикацию получено)

@темы: Стихи из Мира Паука

URL
   

Поэзия Мира и Ветров

главная